Давтян Е. Н.

Психиатр работает с текстом, который рождается в диалоге с больным. Текст – среда, через которую врач получает доступ к патологическим смыслам болезненно измененной реальности больного. Патологическая реальность больного – реальность языковая, в которой привычный метафорический строй обыденного языка неизбежно меняется, утрачивая иносказательность – переносный смысл распространенных в нашей культуре словесных моделей (штампов). В условиях изменения смысла стандартных языковых моделей в результате душевной болезни задача интерпретации высказываний больного фактически становится задачей перевода с обыденного языка на язык патологических клинических знаков.
Так, например, больные часто прибегают к сравнениям, используя метафоры общелитературного фонда: «грудь колотит», «кровь как кипит», «как камень в груди», «вгрызающийся червь». Эти метафоры широко используются в художественной литературе и повседневной речи для описания эмоциональных состояний. Для носителя русского языка, не психиатра, словосочетание «кровь кипит» – это указание на сильное эмоциональное напряжение. Для психиатра – это знак, который нуждается в уточнении и может указывать на болезненное телесное ощущение. Иначе говоря, это может быть метафора, утратившая свой иносказательный смысл. Появление общеупотребительных репрезентаций в речи больного заставляет клинициста запросить тематическую развертку, семантически связанный комментарий у больного. На прямой уточняющий вопрос врача: Это телесное ощущение или эмоциональное переживание?» – больной, как правило, отвечает: «Это физическое ощущение». Именно поэтому в речи психиатра в большом количестве присутствуют реплики, стимулирующие метакоммуникативные высказывания («правильно ли я понимаю…», «мне важно понять…»): комментарии, развернутое разъяснение сказанного, уточнение. Такое подробное проговаривание смыслов является основной частью клинической беседы, поскольку именно с помощью слов больной конституирует свою патологическую реальность.

Scroll Up